Заполните форму и мы Вам перезвоним в течение 15 минут!

Rectangle 279
Международный опыт
Синтез Консалтинга и Event
Ответственность за качественный результат
Управление сложными комплексными проектами
Отношение к бизнесу заказчика как к своему собственному
Понятный эффект от каждого проекта

Наш подход к локализации технологий

Автор аналитического обзора: Екатерина Бражникова, Управляющий партнёр, Агентство QR.

qr-agency_zakupki_rtf
Несмотря на влияние внешнеполитических и экономических факторов нужно отметить, что участники нефтегазового рынка в целом оптимистично смотрят на успешный выход РФ из кризиса. Есть чёткое понимание, что достижение намеченных целей возможно, хотя придётся приложить немало усилий всем трём участникам рынка: Государству, нефтегазовым компаниям (потребителям) и производителям технологий.
Люди в России нуждаются в трех вещах: работа для себя и семьи, вера в «светлое будущее» и новые прибыльные бизнес направления.  Поэтому с 2014 года, когда стала широко обсуждаться тема импортозамещения, особенно  в нефтегазовой отрасли, многие увидели в этом не только сложности, но и возможности.

Разработчики технологий, производственные компании продают свои технологии и оборудование крупным государственным монополиям, средним и небольшим частным компаниям, в большей степени ориентируясь на крупных покупателей – ВИНК. Динамика перехода к монополистическому рынку продолжается и у нас становится все меньше серьёзных независимых игроков (смотрите диаграмму 1).  Средние и малые добывающие предприятия больше склонны и покупают технологии и установки российских производителей, так как у них просто нет денег на западные. Поэтому при поддержке и развитии независимого рынка число российских технических разработок будет расти.

Диаграмма 1. Источник: Thomson Reuters (Markets) SA Moscow Branch

Однако, ВИНК, привыкшие к успешным проверенным западным технологиям, встречают российских разработчиков с недоверием и настороженностью. И это понятно, потому что наши добывающие компании в разведке шельфов, технологии СПГ полностью опираются на иностранные технологии. Многие процессы лицензированы иностранными компаниями, поэтому есть риски при внедрении российских технологий. Лицензиары не подтверждают работоспособность установок при замене оборудования в проекте на отечественное.

На сегодняшний день локализация технологий и производство нефтехимии на российских мощностях — одна из самых крупных задач нефтегазовой отрасли.

Этой задачей сегодня занимается огромное количество российских компаний, как частных, так и сами ВИНК стараются наладить свои научно-технологические учреждения. Это грозит прежде всего конкуренцией, и все понимают, в чью сторону будут отданы приоритеты.

Некоторые частные компании, впрочем, начали заниматься локализацией задолго до последнего кризиса, еще с двухтысячных годов. Российские компании покрывают большинство направлений от геологоразведки, бурения, и даже переработки нефтепродуктов. Хотя нужно сказать, что в основном решения частные или частичные. А если говорить о масштабах, то в основном технологии сконцентрированы на добыче, а чем дальше к сбыту, тем сложнее с российскими изобретениями и производствами. Например, лидирующие позиции на рынке по локализации производства сложного бурового оборудования стремится занять компания NOV.

Компания NOV, отдел по стратегическим продажам:  Компания NOV сегодня ставит перед собой амбициозные планы в сфере производства оборудования для бурения на территории России. С 2013г. в Волгореченске, в 70 км от Костромы, строится завод по производству буровых установок и внутрискважинного оборудования NOV Кострома.  Открытие завода намечено на сентябрь 2015 года. В ходе строительства идет закупка сырья, всего необходимого оборудования и комплектующих российского производства. Завод будет выпускать внутрискважинное буровое оборудование, а также буровые установки для эксплуатации в различных климатических зонах и разной грузоподъёмности. Планируемая мощность: 20-25 буровых установок в год.

Западные технологии отрабатывались долго и терпеливо в течение 5-6 десятилетий, проходя этапы изучения, тестирования, доработки и внедрения. У наших разработчиков нет такого временного и финансового ресурса. К сожалению, ситуация в настоящий момент складывается таким образом, что ни одна ОПР не может добиться промышленного освоения, чтобы показать результаты предлагаемых решений. Крупные добывающие компании настроены на приобретение готовых отработанных технологий. Необходимо в краткосрочной перспективе искать приемлемые условия, которые бы устраивали обе стороны, для максимально быстрого вхождения пилотных проектов на этап промышленного масштабирования и внедрения. 

Газохим Техно, Рябов Евгений Анатольевич, директор по развитию бизнеса: Помочь инновационным компаниям сократить время реализации проектов могут следующие факторы: организация полигонов, на которых будет возможно масштабирование и испытание предлагаемых решений; рационализация административнпых процедур и закрепление их в Законе, что позволит значительно сократить время получения пакета документов для старта промышленного освоения технологий.

С планами и пожеланиями государственных монополий все предельно понятно, а вот со следующим эшелоном российского нефтегазового рынка: Татнефть, Лукойл, Сургутнефтегаз, сегодня стало ясно, что они давно и успешно инвестируют в реализацию проектов российских разработчиков, в том числе по технологиям, связанным с добычей ТРИЗ и повышением нефтеотдачи на старых месторождениях. Шанс инновационных компаний на развитие – это правильный выбор потенциального покупателя. Средние и мелкие частные добывающие компании быстрее пойдут на покупку, отработку российских пилотных проектов, чем крупные монополии типа Роснефти.

Ассонефть, Козеняшева Маргарита Михайловна: У независимых добывающих компаний никогда не было финансов на западные технологии, а в 2015 году и подавно. Всегда обходились либо российскими разработками, либо создавали технологии внутренними силами, ориентируясь на информацию, полученную на отраслевых международных выставках. У малых добывающих компаний есть уверенность, что через определенное время российские разработки могут стать достаточно эффективными.

Сектор добычи в нефтегазовой отрасли, включающий ВИНК и независимые добывающие компании показывает хорошие результаты. Рост добычи нефти в России в первом квартале 2015года достиг 1%. 

Ассонефть, Корзун Елена Валентиновна: Независимые добывающие компании за первые 5 месяцев 2015 года показывают более интенсивный рост добычи (22 млн тонн) по сравнению с ВИНК. И это несмотря на дополнительные трудности, с которыми сталкиваются малые добывающие компании: не самые лучшие месторождения по сравнению с ВИНК и их невысокая степень выработки. Лучшим стимулирующим фактором может стать такое изменение налоговой системы, чтобы налоговые платежи оставались компаниям на целевое использование.

С 2011г большие инвестиции шли на строительство и модернизацию заправок. Изменилось «лицо» розницы и это, безусловно, положительный момент.  Например, несмотря на непростые экономические условия, компания Татнефть запланировала на 2015 год модернизацию 12 объектов розничной торговли для того, чтобы довести сервис до самого высокого уровня. Однако, пока не заметно попыток изменить ситуацию с тотальным преобладанием импортного оборудования на АЗС.  А ведь это не самое сложное оборудование.

Самым проседающим сектором в нефтегазовой отрасли также, как и в предыдущие годы, остаётся сектор нефтепереработки. Ведущие позиции здесь по-прежнему занимают топовые ВИНК: Роснефть 27% и ЛУКОЙЛ 16%. Предположить серьезный рост в этом секторе на 2015-2018 невозможно ввиду высоких ставок на кредитование и отсутствия роста рынка потребления – экспорта. Хотя доля используемых ингредиентов в нефтехимии РФ очень высокая, и те компании, у которых есть потенциал, ресурсы и компетенции точно выиграют, если станут разрабатывать и производить нефтехимические производные.

Источник: Thomson Reuters (Markets) SA Moscow Branch

Подавляющее количество НПЗ построены еще в советское время и являются предприятиями первичной переработки. Флагманы нефтепереработки за последние несколько лет готовились к вступлению в силу налогового маневра и сейчас находятся на разных этапах процесса модернизации. Однако, в связи с общей неблагоприятной экономической ситуацией, вынуждены притормаживать строительные работы, вносить коррективы в свои планы.

Кубанская нефтегазовая компания, Кибирский Дмитрий Юрьевич: Главная причина приостановки работ по модернизации нефтеперерабатывающих предприятий: высокие ставки по кредитам, в том числе на инвестиционные проекты. Вторая причина: неясные перспективы с экспортом продуктов глубокой переработки. Экспорт отечественного дизельного топлива уже привел к недозагрузке мощностей на европейских нефтеперерабатывающих заводах.  Зависимость Европы от нашего топлива неминуемо приведет к попыткам восстановить нарушенный баланс, предпринять шаги в направлении европейской энергетической безопасности. Создание НПЗ Star в Турции по производству дизельного и авиационного топлива также будет влиять на баланс импорта этих продуктов в Европу. На восточном направлении нас также ждет жёсткая конкуренция с нефтепродуктами сингапурских и индийских нефтеперерабатывающих комплексов. Китай в большей степени устраивает импорт нашей сырой нефти. Поэтому необходим серьезный экспертный анализ: какие рынки по продуктам глубокой нефтепереработки могут быть для нас перспективными или необходимо ориентироваться только на внутренний рынок. 

Риски, связанные с санкциями, подталкивают участников смежных отраслей максимально локализовать производство оборудования, компонентной базы для нефтеперерабатывающих, а также нефтехимических предприятий. Есть пример стран Тихоокеанского региона, где строят много крупных комплексов по нефтепереработке в сочетании с заводами нефтехимии. Огромные объемы этих производств позволяют снижать удельные затраты, а удобное расположение портов — получать дополнительные бонусы.

Компания GEA Mashimpex, Потылицын Максим Николаевич: Для российских предприятий нефтегазовой отрасли необходимо проводить диверсификацию выпускаемой продукции, развивать глубокую нефтепереработку вплоть до полимеров и пластиков. Иначе мы отстанем от тенденций мировой нефтеперерабатывающей отрасли. Нам можно это делать, ориентируясь на свой внутренний рынок, он достаточно ёмкий.

Решение нашего правительства реализовать импортозамещение в таких направлениях, как СПГ, технологии по переработке углеводородного сырья,  может опираться на имеющийся опыт российских компаний, локализовавших западные технологии в предыдущие годы. 

Компания GEA Mashimpex, Антонов Максим Игоревич: Компания GEA Mashimpex еще в 2005 году запустила свое производство теплообменных реакторов на базе лицензии и   ключевых комплектующих узлов западной компании. Оборудование компании входит в технологическую и инфраструктурную часть проектов: СПГ Сахалин, завод Ямал СПГ. Часть комплектующих для своего производства компания готова закупать на российском рынке. Но сталкивается с проблемой того, что даже простые штампованные детали из стали, титана, алюминия не соответствуют требованиям стандартов ASME, а значит не проходят по параметрам пластичности. Для компании GEA этот показатель чрезвычайно важен при изготовлении тонкостенного оборудования. Отечественные материалы, растянутые до величин 0,4-0,6 мм, становятся хрупкими.

Другим примером успешного импортозамещения является компания GRASYS. Процесс локализации западных технологий она начала в далёком 2001 году.

Компания GRASYS, Потехин Сергей Владимирович: Выпускаемая Грасис продукция охватывает все некриогенные газоразделительные технологии, и на сегодняшний день, мы — единственная российская компания, которая производит азотные, кислородные и водородные установки большой производительности на основе адсорбционной технологии газоразделения (КЦА). Компания не ограничивается только «локализацией» технологий, а сумела разработать собственную, не имеющую мировых аналогов мембранную технологию подготовки природного и попутного нефтяного газа, которая уже используется на месторождениях в России и за рубежом.

Отечественный IT-рынок готов подключиться к решению сложных задач для нефтегазовой отрасли. Один из таких примеров:  оснащение программным обеспечением газовых подземных хранилищ, выполненное компанией PSI.

Компания PSI, Шуматин Павел Анатольевич: Компания PSI – одна из немногих компаний на российском рынке, которая на высоком уровне решает IT-задачи для товарно-транспортных операций в нефтегазовой отрасли. Использование услуг компании позволяет снижать трудозатраты¸ оптимизировать все процессы заполнения емкостей и доставки нефте-газо-продуктов потребителям. В основе ПО лежит разработка немецкой компании PSI AG. Адаптация его под российские условия была проделана сотрудниками PSI и на сегодняшний день ПО является фактически российским продуктом. Таких компаний, как PSI, всего четыре в мире и покупатели – крупные нефтегазовые компании России: Транснефть, Лукойл, Газпром нефть, Сибур — это понимают.

Компании, которые только сейчас приступают к покупке лицензий и локализации производства считают, что МИНЭНЕРГО может принять одно важное решение – свести в единый информационный центр потребности нефтегазовой отрасли по всем видам оборудования. Для потенциального изготовителя, купившего, например, лицензию на производство сложного арктического оборудования, это будет показателем гарантированного объема производства и возврата колоссальных инвестиций.

После введения санкций на российском рынке технологий и оборудования пока не наблюдается жёсткой конкуренции. Сейчас самым важным шагом является – правильно распределить и договориться между ВИНК и производителями, кто и какие ниши займёт. В данный момент многие уже ведут такие переговоры. При правильной маркетинговой стратегии у компаний, которые сейчас развиваются и упорно борются за свое место в локализации технологий и производстве нефтехимии, по окончании кризиса есть все шансы занять заметное место на рынке.

Источник: qr-agency.com/nash-podxod-k-lokalizacii-texnologij/

13.07.2017

Похожие проекты

контакты
остались вопросы?
г. Москва, ул. Новая Басманная, д. 14, стр. 4, оф. 210 +7 (499) 653-80-85 +7 (926) 814-74-49 скачать реквизиты
Отправить нам сообщение